Cлава

No votes yet.
Please wait...

Cлава это признание нашей значимости большим числом тех, кто значит меньше и не оспаривает этого; высшая степень избранничества (слава достается лишь немногим) и одновременно демагогии (слава зависит от всех). В этом противоречии и проявляются пределы славы.

Искушение славой

Почему люди испытывают искушение славой, очень хорошо объяснили Декарт, Паскаль и Спиноза: наше самолюбие находит удовлетворение в лучах чужой хвалы, если мы верим, что являемся ее объектом. Стремиться к славе значит ставить человечество превыше всего, в чем нет ничего предосудительного, а себя — выше всех остальных. Любовь к славе гуманна, но ее гуманизм носит нарциссический характер. Величие человека проявляется в его способности восхищаться; ничтожество — в потребности, чтобы им восхищались. «Величайшая низость человека, — пишет Паскаль, — его стремление к славе, но это как раз то, что более всего свидетельствует о его достоинстве; ведь какими бы богатствами он ни обладал на этой земле, как бы ни был здоров и наделен самым важным — нет ему радости, если люди его не ценят» («Мысли», 470—404).

Мечта о славе дарит нам некое подобие спасения. Возможно, единственное благотворное воздействие славы на того, кому удалось добиться ее при жизни, заключается в том, что это исцеляет от желания прославиться.

No votes yet.
Please wait...