Поиск:

Справедливость

Справедливость это одна из четырех основополагающих добродетелей, заключающаяся в уважении к равенству и законности, правам индивидуумов и праву как институту.

Справедливость предполагает, что закон должен быть одним для всех, что право должно уважать права отдельных людей, наконец, что правосудие в юридическом смысле слова должно быть справедливым с точки зрения морали.

Как обеспечить гарантированную справедливость?

В абсолютном значении это невозможно, вот почему политика, даже если она стремится быть справедливой, всегда конфликтна и уязвима. Но другого пути все равно нет. Никакая власть не бывает справедливой, но справедливость без власти недостижима. «Имущественное равенство, наверное, справедливо, но...» — пишет Паскаль. Но право считает иначе и защищает частную собственность, следовательно, имущественное неравенство.

Необязательно это должно быть достойно сожаления (общество неравенства может быть более процветающим даже с точки зрения беднейших слоев населения, чем общество равенства). Хотя такое и возможно (в частности, если справедливость ценится выше процветания).

Кто решает, каким быть обществу?

Действующее право (не случайно в слове «справедливость» содержится корень «прав»). Решения принимают самые сильные, а в демократическом обществе — это почти всегда большинство.

Является ли частная собственность составляющей естественного права? И является ли она одним из прав человека?

Это два совершенно разных вопроса, но ни один из них не имеет решения в рамках одного только права, поскольку вопросы эти больше философские, чем юридические, и больше политические, чем нравственные. «Не умея сделать так, чтобы сила повиновалась справедливости, — продолжает Паскаль, — мы представляем справедливым повиновение силе. Не умея усилить справедливость, мы оправдываем силу, чтобы соединить справедливость с силой ради установления мира, который есть высшее благо» («Мысли», 81—299; см. также 103—298). Здесь мы сталкиваемся с условным характером общественного договора, но сама эта условность проливает на него яркий свет. «Справедливость сама по себе, — указывает Эпикур, — не есть нечто, но в отношениях людей друг с другом в каких бы то ни было местах всегда она есть некоторый договор о том, чтобы не вредить и не терпеть вреда» («Максимы», 33; см. также максимы 31-38). И неважно, существует ли подобный договор фактически. Для справедливости достаточно, чтобы он мог существовать теоретически; он, как подчеркивает Кант, является «правилом, а не истоком построения государства; не принципом его основания, но принципом его управления» («Размышления», Ак. XVIII, 7734; см. также «Теория и практика», II, следствие).

Решение считается справедливым, если оно может получить законное одобрение со стороны всех (всего народа, как уточняет Кант) и каждого отдельного человека (если он абстрагируется от своих эгоистических или несущественных интересов; Роулз называет это «исходной позицией» или «пеленой незнания»). Это важно для государства, но не менее важно и для индивидуумов. «Я само по себе несправедливо, — пишет Паскаль, — считая себя центром всего» («Мысли», 597—455). Против этого и борется справедливость, универсальная по своей сущности, во всяком случае принципиально универсальная; она направлена против эгоизма отдельного человека и способствует децентрализации.

Исходя из этого Ален формулирует следующее правило, имеющее всеобщее значение именно потому, что оно важно для каждого: «Заключая любой договор или вступая в любую сделку, поставь себя на место другого человека, вспомни все, что тебе известно, прикинь, насколько ты свободен от обязанностей, и посмотри, одобрил бы ты на его месте эту сделку или этот договор» («О справедливости», глава 81).

Но раз это правило значимо для отдельных индивидуумов, оно значимо и для граждан государства. Если оно значимо для морали, оно значимо и для политики — при условии, что граждане исполняют свой долг. «Прав, — указывает Кант, — любой поступок, который или согласно максиме которого свобода произвола каждого совместима со свободой каждого в соответствии со всеобщим законом» («Метафизика нравов», часть I, Введение в учение о праве, § С). Подобное сосуществование свобод под сенью одного закона предполагает их равенство, по меньшей мере юридическое, вернее сказать, оно претворяет это равенство в жизнь (даже притом, что существует бесчисленное множество примеров фактического неравенства). Другого пути нет, ибо это и есть справедливость — та, которую приходится постоянно совершенствовать, та, которую необходимо защищать, та, за которую нужно бороться.

Похожие слова:

  • ПерформативныйПерформативный «Объявляю заседание открытым». Если человек председательствует на этом […]
  • КатегоричностьКатегоричность Категоричность это безусловное утверждение или отрицание, исключающее […]
  • КонститутивныйКонститутивный Конститутивный это по Канту, определяющая характеристика объективного опыта. […]
  • ПочтительностьПочтительность Почтительность это уважение к вышестоящим. Почтительность нравственна, если […]
  • ИнтроспекцияИнтроспекция Интроспекция это самонаблюдение, направленное внутрь себя, своего рода […]
  • Онтологическое различиеОнтологическое различие Онтологическое различие это начиная с Хайдеггера различие между бытием и […]
  • КрасотаКрасота Красота это качественная характеристика красивого, его фактическое […]
  • МетафораМетафора Метафора это стилистическая фигура. Неявное сравнение, использование одного […]
  • ПреступностьПреступность Преступность это совокупность преступлений и правонарушений, рассматриваемая с […]
  • ПатологическийПатологический В переводе с греческого pathos означает страсть, нарушение, боль, болезнь, […]
  • CлучайныйCлучайный Cлучайный это неожиданный, непредвиденный, ненадежный. Не следует путать […]